ПОИСКОВИКИ В ЛИЦАХ

Николай Андреевич Кручинкин

Николай Андреевич Кручинкин

Руководитель Мордовского регионального отделения «Поискового движения России»

   Саранск

Руководитель регионального отделения « Поискового движения России» в Республике Мордовия Николай Кручинкин рассказал в интервью порталу рф-поиск.рф о том, как экспонат школьного историко-краеведческого музея привел его в поиск, методах полевых работ и том, какие жизненные навыки дает молодым людям участие в поисковом движении

Руководитель регионального отделения « Поискового движения России» в Республике Мордовия Николай Кручинкин рассказал в интервью порталу рф-поиск.рф о том, как экспонат школьного историко-краеведческого музея привел его в поиск, методах полевых работ и том, какие жизненные навыки дает молодым людям участие в поисковом движении.

 

Расскажите, как вы пришли в поиск?

В серьезном отношении к истории, войне меня воспитал отец – Андрей Михайлович. Когда ему было 16 лет, он работал на Сурском рубеже, был инструктором военного всеобуча. А в конце 1942 года, когда ему не исполнилось еще 18 лет, призван на фронт. В 1944 году пришел с войны с серьезным ранением. Отец для меня является примером на всю жизнь. Вообще, в нашем роду Кручинкиных – 13 участников Великой Отечественной войны. Семеро погибли. В роду мамы, Ольги Андреевны, тоже есть павшие солдаты Великой Отечественной. Когда мы уходили в первую экспедицию, моя мама благословила нас и просила: «Прежде чем копать на тех местах, где погибли, лежат солдаты, вспомните, что эта земля полита кровью, и помяните бойцов». Для нас это стало «железной» традицией.

В 1972-1974 годах я отслужил два года в армии, в саперных войсках, после чего пошел работать учителем истории и географии в школу своего родного села Гузынцы Большеберезниковского района. В те годы было очень развито движение юных следопытов. И в школе мы с ребятами организовали свой исторический кружок, штаб, а затем отряд «Красных следопытов». Постепенно создали настоящий сельский историко-краеведческий музей. 18 мая 1983 года мая ученица Люся Парчайкина принесла для экспозиции музея старую солдатскую фляжку. На ней было указано имя владельца, и мы решили его разыскать. Тогда мы и стали называться поисковым отрядом.

Помните вашу первую экспедицию?

В 1989 году мы поехали в поисковую экспедицию в Вяземский район Смоленской области совместно с отрядом «Звезда» из Москвы. Первые останки, первая граната, первый медальон – все было впервые… Заложены традиции, заповеди отряда.

В каждый поход поисковики Мордовии берут с собой звездочку с пилотки погибшего бойца, найденную в Смоленской области в 1989 году. Одним из правил поисковиков стало: «Помни о звездочке». Это значит – работая, помнить о войне, о павших героях. А когда тебе тяжело – спрашивать себя: а как бы на твоем месте поступил тот неизвестный солдат, чья звездочка стала талисманом «Поиска»?

В 2018 году мордовскому «Поиску» исполнится 35 лет. За эти годы проведены 173 поисковых экспедиций, во время которых найдены останки 4 680 советских и 100 иностранных солдат, 450 медальонов. По медальонам установлено 138 имен красноармейцев, в том числе шесть - из Мордовии.

Как изменился поиск за то время, которое прошло с Вашей первой поисковой экспедиции?

Появилась поддержка  на федеральном уровне. При ЦК ВЛКСМ тоже была поддержка. Потом долгое время только тормоза. Значимость поискового движения неоднократно подчеркивалась президентом РФ Владимиром Путиным. Каждый год президент встречается с поисковиками, постоянно подчеркивая, что наша работа – дело государственной важности, и все обязаны ей помогать. Это не слова, а подкрепляется делами: гранты, нормативная база. Работа в «Поисковом движении России» стала организованна более научно, стала строже и четче документация, применяется археологический метод работ. Действует Моральный кодекс поисковика. Сама поисковая работа, идея, суть не изменились. Все зависит от того, как к ней относиться. Для меня осталась романтика поиска в том же виде.


Сейчас поисковики привыкли доверять разного рода приборам, например, металлодетекторам, многие не представляют работы без него. А Вы, говорят, работаете исключительно щупом и лопатой. Расскажите, почему?

Все способы, методики полевого поиска хороши. В каждом есть свои плюсы и недостатки. При работе щупом и лопатой, сплошным вскрытием каждой выемки есть больше шансов найти всех, кто здесь лежит. Опытные поисковики знают, что во многих местах поисковые  работы проводятся много лет, поэтому металл довольно хорошо собран. Все, что пищит на прибор, уже поднято, конечно, не на 100 процентов. И еще знаем, что многие бойцы лежат раздетые, без металла. Их прибор не берет.

Бывает наоборот – много железа: например, в траншею свалена колючка с поля, а под ней бойцы. Поэтому, если надеяться только на миник, то эти бойцы никогда не будут найдены. Конечно, сил и времени тратится много, много пустых шурфов, но зато после этого можно эту ямку не смотреть.

Как Вы считаете, должны ли поисковики заниматься чем-то, кроме поиска, например, созданием музеев или патриотическим воспитанием?

Все понимают, насколько важно воспитывать молодежь. А наши ребята воспитывают себя сами. Поисковое движение Мордовии – это 82 отряда из 1250 бойцов: школьников и студентов. Они пришли к нам ради Памяти погибших солдат, которые добывали Победу, но обездолены тем, что у них нет ни наград, ни памятников, ни могил... У многих поисковиков на Великой Отечественной войне погибли или пропали без вести деды и прадеды. И наши ребята добровольно вступили в «Поиск», чтобы найти павших бойцов, чтоб донести последнюю весть о забытых воинах до их ныне живущих потомков. В полевых экспедициях поисковики работают с утра и до вечера: и на жаре, и под холодным дождем. В мае 2011 года, в Калуге, проводили раскопки под внезапно выпавшим снегом. И ребята терпят все это. Причем не ради «экстремальных ощущений», а чтобы не подвести своих товарищей. Это очень воспитывает и закаляет. Да и камуфляжную форму, по традиции поисковиков, они носят не из желания покрасоваться: она дисциплинирует и «подтягивает» ребят. Отучившись, многие наши поисковики сами просятся в армию: они хотят принести наибольшую пользу Отечеству.

Поисковая работа многогранна. Это и общение с ветеранами, тимуровская помощь, запись их воспоминаний, поиск и захоронение останков погибших солдат, установление судеб без вести павших. Поиск дает возможность подростку прикоснуться к боли Отечества, славе и величию родной земли, понять, кто он в этом огромном мире и куда идет.

Подростки, занимающиеся поисковой деятельностью, в основном из неполных, малообеспеченных семей. Новички, приобщаясь к среде, где царят взаимопонимание, поддержка в трудную минуту, свои законы, права и обязанности, преображаются на глазах у старших, сверстников. Глядя на них, ответственнее относятся к порученному заданию, просят осложнить работу в том или ином направлении. А это очень ценно, ведь подросток почувствовал себя нужным кому-то, и то, что он нашел себя, делая благородное дело.

Что бы Вы посоветовали молодому человеку, который собирается на первую в жизни «Вахту Памяти»?

Знать, куда и зачем едешь. Постоянно помнить об одном – все это ради павших солдат, которые погибли, чтобы мы жили. Постараться примерить их судьбу на себе – а смог бы я так? «Если не я, то кто?». Слушать, слышать, понимать командира. И исполнять неукоснительно его требования, ведь все действия его ради дела, отряда, каждого бойца. 

 

ПАРТНЕРЫ ДВИЖЕНИЯ
None
None
Росмолодежь
роспатриотцентр
None
РВИО
None
None
None
None