ПОИСКОВИКИ В ЛИЦАХ

Оксана Муха

Оксана Муха

Руководитель службы розыска МГПЦ

   Москва

Руководитель службы розыска родственников военнослужащих Московского городского поискового центра Оксана Муха рассказала порталу рф-поиск.рф о том что привело ее в поиск, специфике работы в архивах, и том, как построена работы службы розыска

Как Вы пришли в поисковое движение? Расскажите о своем первом поиске.

В поисковое движение, наверное, как и большинство других, я попала случайно. Ко мне, как к любителю истории Москвы, обратились поисковики – они разыскивали родственников летчика Бориса Федоровича Никитина и их интересовал дом, который они никак не могли отыскать в Москве. Этот поиск и стал моим первым. Он был очень характерным – с 1941 года семья летчика сменила 5 адресов, номера домов в трех из них были указаны неправильно, в МФЦ информацию давать не хотели, ссылаясь на защиту персональных данных, военкоматы отписывались о том, что никаких данных о летчике не имеют. В конце поиска, когда родственники были найдены, у меня было невероятное чувство, будто я привела солдата домой.

Через некоторое время я поехала на первую «Вахту Памяти» в Смоленскую область, увидела поисковиков в работе и осознала, как много людей этим занимается и какой это труд. Иногда мне кажется, что мы ищем сами себя – что это мы лежим на полях, когда-то без вести пропавшие, и что нам очень хочется найти себя и своих погибших товарищей. То ли чувство вины, то ли жажда справедливости для павших.

В чем специфика работы по розыску родственников в Москве? С какими проблемами Вы сталкиваетесь?

Я уверена, что в 90 % мы можем разыскать родственников солдата. Поиск мы ведем самыми разными путями – запрашиваем выписки из домовых книг или книг похозяйственного учета, из кадровых архивов, из ЗАГСов, военкоматов… Цепочка от адреса 1941 года должна протянуться в сегодняшний день. Нет какого-то единого алгоритма для поисков, все зависит от каждой конкретной ситуации. В одном случае две недели, три-четыре запроса – и родственники найдены. В другом случае – год, 16 запросов, поиски в ЦАМО, в архивах паспортного стола, пенсионного фонда, заводских кадровых архивах, архивах областей.

Что мешает поиску? Безапелляционность закона о защите персональных данных, не позволяющая официально выдавать архивную информацию поисковым организациям – иногда я просто вымаливаю информацию, практически стоя на коленях. Выпрашиваю, укоряю, агитирую, давлю на жалость… Кроме того, Москва перестраивалась, переименовывалась – некоторые довоенные адреса сегодня невозможно отыскать, утеряны домовые книги, уничтожены какие-то архивы. Есть и чисто субъективная проблема – нежелание работников архивов помогать. Им скучно, неинтересно и не хочется рыться в пыльных документах. Иногда получаешь отказ в исполнении запроса ввиду отсутствия документа, а через пару месяцев оказывается, что документ преспокойно лежит в архиве.

Расскажите о Службе по розыску родственников, как возникла идея ее создания, как построена работа?

Занимаясь поиском родственников, я сначала «брала солдата» на форумах поискового движения – получала от поисковых отрядов запрос на помощь в поиске родственников найденного солдата. Когда стала выезжать в экспедиции поняла, что в каждом поисковом отряде по-своему налажена работа с поиском родственников. Иногда и не налажена вовсе – далеко не всем интересна работа с документами и архивами. И что существует некий достаточно большой объем солдатских имен, по которым розыск родственников не проводился или завершился безрезультатно в силу разных причин. Поэтому и возникла идея собрать воедино информацию по установленным именам и возобновить поиск родственников.

Работа Службы строиться по трем направлениям. Первое – это сбор и размещение на сайте obd-memorial-2.ru данных по солдатам, чьи останки были обнаружены поисковыми отрядами и чьи имена удалось установить. Это позволит самим родственникам выйти на поисковый отряд, нашедший их солдата. Второе - поиск родственников таких солдат. Третье – установление судьбы солдат по запросам родственников.

Что для Вас самое трудное и самое радостное? в поисковой работе?

Самое трудное – когда родственники солдата от него отказываются. Ты приходишь к ним – а в ответ равнодушие или даже злость. Самое радостное – ну, конечно же, когда солдат возвращается домой и там его ждут. Больше всего я радуюсь, когда солдат возвращается к детям – именно для них это практически чудо, нежданное счастье.

Что бы Вы посоветовали молодому человеку, впервые взявшемуся за розыск родственников военнослужащего?

В моем пионерском детстве была такая речевка – «Искать и находить, найти и не сдаваться!». В каком-то смысле – это и есть девиз поисковой работы для Службы розыска. Нужно упорство и желание. Нет информации в одном архиве, нужно найти другой архив – где она будет. Отказали в выдаче информации официально – нужно попробовать получить ее другим путем. И, как это ни покажется странным, нужна сильная вера – вера в то, что солдат вернется домой, иного не дано.

 

ПАРТНЕРЫ ДВИЖЕНИЯ
None
None
Росмолодежь
роспатриотцентр
None
РВИО
None
None
None
None