ПОИСКОВИКИ В ЛИЦАХ

Иса Сардалов

Иса Сардалов

Руководитель регионального отделения в Чеченской республике

   Грозный

Иса рассказал о работе по установлению судеб защитников Брестской крепости – уроженцев Чечено-Ингушской АССР, работе с архивными документами по уточнению событий боев на подступах к Грозному и своих планах.

Как Вы пришли в поисковое движение?

В поиск я пришёл более десяти лет назад. Изначально я занимался исследовательской работой в архивах, работая с документами военных комиссариатов, и начал сбор сведений об участниках Великой Отечественной войны из числа всех призывников Чечено-Ингушской АССР. Под «уроженцем» понимается человек, родившийся в ЧИАССР, а призывник – тот, кто непосредственно был призван из Чечено-Ингушской АССР. В процессе своей деятельности мне удалось установить судьбу двух погибших бойцов, родственники которых даже не знали об их существовании, не говоря уже о судьбах этих героев. То есть, одного из них воспитывала овдовевшая мать, второй был единственным ребенком в семье. Так получилось, что во время выселения старшие умерли от различных болезней, а младшие и не помнили тех своих родственниках, которые ушли на фронт. Но благодаря воспоминаниям других жителей села, удалось достоверно установить факт родства.

Но в большей степени в своих исследованиях я занимался установлением судеб участников обороны Брестской крепости. Брестская крепость – герой для меня, как, впрочем, и других миллионов обычных граждан является символом героизма, стойкости и мужества солдат и командиров Красной Армии. Я гордился, и горжусь тем, что в обороне этой легендарной цитадели принимали участие десятки выходцев из моей родной Чечено-Ингушетии. А в самом гарнизоне Брестской крепости на момент начала Великой Отечественной войны проходили службу около четырехсот призывников из ЧИАССР.

Данная работа была начата на основе списков, которых в свое время составлял известный чеченский писатель-публицист Халид Дудаевич Ошаев. И именно по тому, что Х.Ошаев в 60-е и 70-е годы искал, находил и встречался с возможными участниками обороны Брестской крепости по всей Чечено-Ингушетии, записывал их воспоминания, в тесном взаимодействии с научно-экспозиционным отделом Мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», мне удалось впоследствии установить имена еще несколько участников обороны Брестской крепости. Среди них есть лица разных национальностей и вероисповеданий: чеченцы и ингуши, русский, татарин, еврей. Имена одного чеченца Эльмурзаева Элима и одного ингуша Эсмурзиева Бисултана увековечены на мемориальных плитах на территории Брестской крепости. Имена остальных навсегда вписаны в историю музея-обороны как защитников Брестской крепости. В данное время в работе у нас находится имена еще более сорока уроженцев ЧИАССР.

Впоследствии, в процессе своей деятельности я познакомился с такими известными поисковиками, как Ильдар Зинурович Бикбаев, Владимир Кириллович Щербанов – теми, кто по несколько десятков лет занимались этой работой. Ключевую роль в развитии меня как поисковика сыграл заместитель Начальника управления по увековечению памяти погибших при защите Отечества Министерства обороны РФ Андрей Леонидович Таранов. Я очень им благодарен. Я благодарен также Начальнику Центрального архива Министерства обороны РФ Игорю Альбертовичу Пермякову, который согласно заключенным соглашениям о сотрудничестве и взаимодействии, на протяжении многих лет активно помогает в вопросе установления судеб бойцов, а также выявлению документов, в которых описывается театр боевых действий на Кавказе.

Расскажите о поисковых работах на территории Республики.

Когда я начал работать с советскими и немецкими документами, я стал сталкиваться со свидетельствами ожесточённых боев на подступах к Грозному – журналами боевых действий, боевыми донесениями. Так в 2013 году в фондах ЦАМО РФ я нашёл несколько документов, свидетельствовавших об этих боях. Судя по донесениям, линия фронта доходила до станции Червлёная-Узловая Наурского района Чеченской Республики. Это 6-7 километров от Грозного. Я повторюсь, в официальной историографии эти бои не упоминались. До этого были только краткие упоминания самих участников событий. В официальных источниках практически ничего не написано об ожесточенных боях, которые проходили на подступах к городу Грозный.

Когда данные о потерях были уточнены, это более 20 тысяч человек, мы задались целью провести экспедицию, чтобы зафиксировать потери и факт боёв за Грозный.

В 2013 году, я тогда был заместителем Руководителя Чеченского регионального отделения «Российского военно-исторического общества», мы организовали первую за весь послевоенный период поисковую экспедицию на территории Чеченской Республики. Нам удалось найти останки 75 советских солдат. Экспедиции стали свидетельством тому, что бои в том районе были. И не просто какие-то столкновения, а ожесточенные бои.

Благодаря этой работе и свидетельствам документов, в 2015 году городу Грозный Указом Президента РФ было присвоено звание «Город Воинской Славы».

С 2013 по 2017 год обнаружены останки более 300 солдат Красной армии, установлены имена 39 из них.

В этом году вы снова работали в немецких архивах, какие факты удалось установить?

В этом году я пятый раз работал в Германии с документами частей и подразделений вермахта. Очень часто в литературе широко освещаются бои в районе Моздока, Малгобека, а о продвижении фронта, боях в районе станицы Ищерской, и дальше вглубь Наурского района не упоминается совсем. Немцы планировали там операцию – в Ищерском был форпост, полтора месяца шли бои. Также в немецких архивах я нашёл документ, где Клейст пишет, что он находится в станице Мекенская (Наурский район), что свидетельствует о более глубоком продвижении фронта.

В 2012 году, в Документальном центре «Саксонские мемориалы» я установил имена 429 погибших в фашистском плену бойцов Красной армии из числа призывников Чечено-Ингушской АССР. Были найдены их родственники – более 100 человек. Также в прошлом году я нашёл в Германии документы по операции «Эдельвейс». Свидетельств о ней не было, и много лет я сам сомневался, была ли такая операция с таким названием вообще. Эта операция подразумевала захват немцами Кавказа. Захват Грозного для фашистской Германии была крайне необходим потому, что речь шла о нефтепромыслах республики. Неизвестно, как бы сложилась ситуация на том участке, если командованию вермахта удалось захватить Грозный. Клейст понимал, что бои будут ожесточённые, поэтому решил усилить силы на участке. Туда была переброшена дивизия «Мертвая голова». Клейст хотел нанести удар в районе Малгобека вдоль Алханчуртской долины, и по Терскому хребту выйти к окраинам Грозного. А чтобы ослабить оборону наших частей, нанести еще и массированную атаку всеми родами войск в районе Ищерской.

А найденные документы подтверждают еще тот факт, что освобождение Кавказа началось не с окраин Малгобека, Моздока, Буденовска и т.д., а со станции Червлёная - Узловая Наурского района Чеченской Республики и линия фронта проходила в семи километрах от Грозного.

Архивы вермахта хранят очень много интересного, того, что пока еще неведомо для наших историков и исследователей. Хочется максимально глубоко поработать с ними.

Какие Ваши ближайшие планы?

Мы планируем провести две экспедиции на территории Чеченской республики и две экспедиции на сопредельных территориях – Северная Осетия, Ингушетия и Ставропольский край. В тех местах указаны массовые захоронения, в которых покоятся останки более 200 советских солдат. У нас есть данные немецкой аэрофотосъёмки этих мест. Цель – найти эти места, и в случае, если будут найдены останки, предать их земле со всеми воинскими почестями и достойно увековечить погибших, благодаря которым мы сейчас живём.

В заключение хочется сказать огромное спасибо всему «Поисковому движению России», которое приняло нас, чеченских поисковиков, одних из самых молодых, в свои ряды, и оказывает всяческую помощь, в том числе и методическую, техническую и материальную.

ПАРТНЕРЫ ДВИЖЕНИЯ
None
None
Росмолодежь
роспатриотцентр
None
РВИО
None
None
None
None